http://lechebnaya-glina.ru » Материя организма

Биомагнетизм живой материи

Автор: lenka   Май 8, 2015 Нет комментариев

История, связанная с открытием магнитных свойств, проявляющихся у живых клеток в период, предшествующий их деле
нию, является, возможно, одной из наиболее драматичных в истории биологической науки. Эффект «биомагнетизма живой материи», обнаруженный впервые Л. А. Блюменфельдом в конце 50х годов прошлого века и широко обсуждавшийся в научных кругах того времени, далее по независящим от Л. А. Блюменфельда обстоятельствам был дискредитирован и забыт.50 Поскольку этот эффект более 50 лет в биофизике не обсуждался и практически неизвестен научной общественности, далее коротко остановимся на его основных моментах. Список основных публикаций авторов и участников дискуссии, относящихся к эффекту «биомагнетизма живой материи», приведен в конце главы.
Появление необычной, широкой линии в ЭПРспектрах нативных препаратов, содержащих ДНК, было обнаружено профессором Л. А. Блюменфельдом с сотрудниками в лаборатории радиационной биофизики ИХФ АН СССР в процессе изучения методом электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) радиационных поражений тканей различного происхождения [10.16, 10.17]. Этот результат, осмысленный и объяснённый, был впервые опубликован в 1959 г. [10.18]. Результат заключался в следующем. У препаратов ДНК, РНК в их комплексах с белками (нуклеопротеидов), а также у нативных тканей, содержащих значительное количество нуклеиновых кислот, в спектрах ЭПР были обнаружены широкие асимметричные линии, отсутствовавшие у других биологических препаратов, в том числе у «чистых» ДНК или белков. Линии определялись на частоте 9375 МГц, имели ширину 100–150 мТл, с параметром g = 2.2–2.3. Магнитное поле при измерениях изменялось от 0.6 Тл до нуля. Продолжая исследования на различных тканях и препаратах, авторы предложили новый объект, на котором показали, что ответственным за «широкие линии» ЭПР, действительно, является ДНК клетки. В работе, опубликованной в 1961 г., экспериментально показана и доказана связь появления магнитных эффектов у одноклеточных культур с биологической активностью этих культур, проявляющаяся в ходе их развития и деления. Этот результат был получен на различных бактериальных культурах, однако самыми воспроизводимыми информативными оказались опыты с культурой дрожжей Saccharomyces crevisiae [10.19].
Для оценки интенсивности наблюдаемых магнитных линий авторы в первых публикациях пользовались сравнением их интегральной интенсивности с линиями ЭПР обычных парамагнитных стандартов [10.20, 10.21]. Однако, после того как исследования были дополнены измерением магнитной восприимчивости и было обнаружено, что препараты, дающие наблюдаемые широкие линии магнитного резонанса, характеризуются также насыщением статической магнитной восприимчивости в сравнительно слабых магнитных полях, стало ясно, что речь идёт не о парамагнетизме парамагнитном резонансе, а скорее о явлении, сходном с ферромагнетизмом и ферромагнитным резонансом. Действительно, наблюдаемые линии по своим свойствам были схожи с линиями, соответствующими образцам с коллективным спиновым взаимодействием (ферромагнетикам и антиферромагнетикам), и, более того, именно для ферромагнетиков характерен эффект насыщения магнитной восприимчивости.

Появление термина «ферромагнетизм», основанное на попытке авторов объяснить объективно наблюдаемые экспериментальные результаты, не только положило начало дискуссии о происхождении «широких линий» ЭПР у делящихся клеток, но и увело эту дискуссию в сторону от самого эффекта. Именно с термином «ферромагнетизм» связана последующая драматическая история самого открытия, причем в процессе обсуждений были проигнорированы и затем полностью забыты «биологические» результаты, хотя именно они и представляли сущность сделанного открытия.
Научные результаты, связанные с регистрацией «широких линий» ЭПР, вначале были встречены крупнейшими учёными (акад. Н. Н. Семёновым, Л. Д. Ландау, П. Л. Капицей и др.) с большим энтузиазмом. Н. Н. Семёнов, директор ИХФ АН СССР, сотрудником которого в те годы был Л. А. Блюменфельд, поддерживал все первые публикации этого направления и гордился им как открытием, сделанным в его Институте. Однако информация о новом эффекте сразу же натолкнулась на резкое сопротивление ряда физиков и биологов, не находящих ему объяснения. Это сопротивление вместе с необъяснимой (для науки!) провокацией, когда при демонстрации Л. А. Блюменфельдом результатов на семинаре в ИЯФ один из участников семинара простым магнитом (!) извлёк из принесённого препарата крупинки магнетита51, привели к тому, что все результаты, относящиеся к «широким линиям», были объявлены артефактами, полученными исключительно изза загрязнения исследуемых препаратов ферромагнитными примесями.52 Была полностью проигнорирована биологическая часть открытия. Оскорбленный «артефактом» Н. Н. Семёнов, а вследза ним всё научное сообщество необъяснимо отвернулись от Л. А. Блюменфельда. Он вынужден был защищаться, доказывать чистоту проведённых опытов и подлинность результатов, но все его последующие работы, проводимые в течение 25 лет и посвящённые этим доказательствам, также игнорировались. За это время Л. А. Блюменфельдом более чем в 300 независимых опытах было надёжно показано, что никаких магнитных загрязнений в препаратах нет и не может быть, а наблюдаемые аномальные магнитные свойства относятся именно к собственной структуре макромолекул, но публикуемые им работы перестали обсуждаться: их как бы просто «не замечали». Как пишет С. Э. Шноль: «Л.А. понимал масштаб сделанных открытий, но переломить «всеобщее мнение» не мог» [10.13]. Работы Л. А. Блюменфельда, посвящённые «магнетизму живой материи», к настоящему времени оказались полностью забытыми.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще не оценили)
Загрузка...

Выразить свое мнение:

Копирование и использование материалов сайта разрешено только при наличии прямой ссылки на источник.
Голубая глина и белая для масок для лица и волос. Фитотерапия и спирулина